Почему глава НБУ не носит банковские карточки и как узнать свой новый номер счета: интервью с Яковом Смолием

Национальный банк Украины начал 2019 год с анонса ряда важных изменений на рынке банковских услуг.

— В качестве одной из целей НБУ заявлял о намерении уменьшить оборот наличных. Зачем это нужно? И реально ли нам в обозримом будущем достичь показателей безналичных расчетов, которые есть в странах Западной Европы?

— По состоянию на 1 января 2019 года в обороте в Украине находилось около 400 млрд грн наличных денег. В том числе, около 360 млрд грн – вне банков. Естественно, часть денег работает на теневую экономику.

Уровень теневой экономики, по данным Министерства экономического развития и торговли, составляет порядка 32% ВВП. Но разные исследовательские организации и аналитики называют и более внушительные цифры – 40-50%.

То есть, если судить по этим оценкам, почти половина экономики Украины находится в тени. Там предприятия обмениваются товарами и рассчитываются наличными. И этот бизнес не платит налогов, платит зарплату «в конвертах», не делает отчислений в Пенсионный фонд.

Нацбанк и другие органы власти – Минэкономразвития, налоговая, правоохранительные органы – должны объединить усилия, чтобы уменьшить объем как теневой экономики, так и наличного обращения денег вне банковского сектора. А люди, которые получают зарплату «в конвертах», должны понимать, что отчисления в Пенсионный фонд с их зарплат не идут, и думать о том, на что они будут жить в будущем.

Сегодня у нас доля безналичных расчетов с платежными картами составляет свыше 44% (Имеется в виду объем базналичных операций в общем объеме операций с платежными картами, эмитированными украинскими банками). Это означает, что свыше половины средств с платежных карт попросту обналичивают и дальше используют вне банковского сектора. Поэтому наша цель – уменьшить количество наличных расчетов, увеличив безналичные.

— Сегодня наличные в основном нужны на зарплаты?

— Не только. Очень много предприятий сегодня еще берут наличные в банке на закупку сельскохозяйственной продукции, сырья для вторичной переработки (металлолома, макулатуры, к примеру). Мы понимаем, что часть этой налички идет не на те цели, которые озвучиваются. Службы финансового мониторинга отслеживают это, применяют соответствующие меры воздействия. Но нельзя просто запретить. Нужно экономическими методами добиться того, чтобы было невыгодно работать в тени, чтобы было невыгодно использовать наличные расчеты. Иначе мы не выберемся из той ямы, в которой находимся, когда значительная часть сделок происходит вне банковского сектора. Это неправильно, так не должно быть.

В компетенцию Нацбанка входит вводить в случае необходимости административные ограничения, и мы ввели обязательные безналичные расчеты между юридическими и физическими лицами на сумму свыше 50 тыс. грн. Но у НБУ нет мандата на проверку деятельности бизнеса, торговля находится за пределами нашего регулирования, это компетенция Государственной фискальной службы. В то же время, внедряя безналичные расчеты, банки должны одновременно давать своим клиентам знания, как воспользоваться, скажем, картой или мобильным приложением. Потому что сегодня у нас большое количество пенсионеров получают деньги на карточки, но кроме как снять деньги в банкомате, больше ничем не умеют пользоваться.

У меня даже есть знакомые, которые пенсию получают на банковскую карту, идут снимают наличные и через 50 метров на заправке расплачиваются ими за бензин. При том, что практически все заправки оборудованы POS-терминалами, где можно рассчитаться карточкой, без наличных.

— Сейчас еще во многих населенных пунктах попросту нет интернета. Соответственно, люди просто не могут пользоваться мобильными банковскими приложениями, совершать безналичные операции. А есть ли какая-то зависимость между уровнем интернетизации и количеством денег вне банков?

— Такой формулы нет. Если экономика нуждается в деньгах, НБУ выпускает денег столько, сколько требуется. В современном мире деньги выпускаются преимущественно в безналичной форме. Но иногда они перекочевывают через банковский канал, переходят в наличные, и дальше работают вне банков.

Есть страны, например, Швеция, где безналичные операции значительно преобладают над наличными. В Украине другая ситуация. Определенная часть этих средств сегодня находится у людей на руках в качестве сбережений.

За годы, когда в Украине были финансово-экономические кризисы, у людей сложилось недоверие к банковской системе. Они видели, что многие вкладчики пострадали, когда банки были выведены с рынка. Не все получили свои сбережения в полном объеме. И люди сегодня не доверяют в полной мере банкам. Держать сбережения в наличных деньгах они считают более надежным.

Однако сегодня банковская система уже другая. Мы провели большую работу по ее оздоровлению и повышению ее прозрачности. С этой целью мы начали публиковать подробную статистику о финансовом состоянии банков, выполнении ими всех нормативов. То есть население имеет достаточно информации о каждом из 77 работающих банков Украины, чтобы сделать взвешенный выбор. Этот комплекс мер – часть нашего вклада в повышение доверия к банковской системе, чтобы люди вернули эти средства в банки, и они могли направить их на кредитование. Это ведь как закон сообщающихся сосудов. Банк принимает деньги на депозиты и отправляет их на кредитование. Но если люди не несут деньги в банки, банкам негде их взять для выдачи кредитов. И это одна из причин, почему банковский сектор сегодня не такой активный в части кредитования, как хотелось бы.

— Какие банки могут быть выведены с рынка в 2019 году? И вообще, возможен ли в обозримом будущем новый «банкопад»?

— Сегодня все 77 работающих в Украине банков докапитализированы, все имеют достаточно ликвидности, все могут работать как со средствами населения, так и со средствами юридических лиц. Остался один банк, который должен докапитализироваться на 611 млн грн до конца марта по результатам стресс-тестирования. Остальные банки уже выполнили программы докапитализации по базовому макроэкономическому сценарию.

С 2018 года мы начали ежегодно проводить стресс-тестирование и оценку устойчивости банков. Публикация их результатов на сайтах банков и Национального банка является обязательной. И сегодня мы не видим, что какой-то банк может в ближайшее время потерять платежеспособность и быть выведенным в Фонд гарантирования вкладов.

Сейчас мы с уверенностью говорим о том, что банковская система здорова, она работает и имеет все возможности для того, чтобы предоставлять все услуги. Впервые за последние 5 лет банковская система, наконец, становится прибыльной. Более того, она может зафиксировать рекордный за последнее десятилетие финансовый результат. За 11 месяцев 2018 года прибыль банковской системы–составила почти 20 млрд грн. И мы также этим гордимся, потому что это одно из достижений банковской системы после того, как была проведена колоссальная работа по восстановлению ее работоспособности.

Мы не видим на 2019 год, да и на перспективу, причин для выведения банков. Не будем загадывать, но сегодня мы с уверенностью говорим, что ни у одного банка нет рисков быть признанным неплатежеспособным.

— На 2019 год Нацбанк уже анонсировал ряд важных новшеств из области финансовых технологий, или финтек. Расскажите о них. И еще о том, почему Нацбанк уделяет так много внимания развитию финтек-инструментов?

Сегодня уже невозможно представить существование банков без современных IT-решений. IT-компании, которые занимаются разработкой программного обеспечения, сегодня очень тесно сотрудничают с банками. Эта индустрия настолько тесно переплетена – финансовые услуги, их разработка, банковский сектор – что со временем будет трудно провести какой-то водораздел.

У нас в Украине имеется достаточно мощный потенциал IT-специалистов, которые разрабатывают хорошие программные продукты как для внутреннего рынка, так и для внешнего. И сегодня многие решения, которые используются у нас, уже тиражируются и за границу. Я принимал участие в конференции по финтеку в Литве, и там были очень хорошие отзывы о наших специалистах, об их достижениях.

Если оглянуться назад, то все начиналось с банковских карт. И дистанционный сервис – тот, который можно получить, не заходя в банк, – был возможен исключительно с использованием банковских карт. Но со временем наработки IT-компаний достигли такого технологического уровня, что сегодня мы можем получать банковские услуги даже без банковской карты, используя только мобильный телефон. Правда, в некоторых случаях этот телефон все-таки должен быть привязан к банковской карте.

Я, например, даже не ношу банковские карточки, потому что уже можно рассчитываться телефоном, используя Apple Pay или Google Pay.

Сегодня есть много интересных технологий. Но нужно, чтобы люди умели и не боялись ими пользоваться.

Многие еще боятся, что могут потерять телефон, и все их деньги пропадут вместе с ним. Однако им нужно рассказывать, что во всех платежных программах есть определенные ограничения, элементы обеспечения безопасности. Есть лимиты по суммам, которые устанавливает либо банк, либо сам клиент. Кроме того, требуются дополнительные подтверждения, что это именно владелец карты совершает данную транзакцию.

Чтобы люди безбоязненно и безопасно использовали достижения научно-технического прогресса, финансовые организации должны повышать образовательный уровень своих клиентов, проводить обучение пользователей – как защитить свои данные, что нужно делать и чего нельзя делать, чтобы не попасться на удочку мошенников. Потому что научно-технический прогресс имеет две стороны. С одной стороны, это сервис и удобство. А с другой – это необходимость выполнять требования безопасности, использовать соответствующие средства защиты, чтобы злоумышленники не могли воспользоваться вашими деньгами.

Мы знаем, что сегодня действуют очень много телефонных мошенников, которые могут так войти в доверие, что люди сами продиктуют им пин-код к карте, скажут, в каком банке эта карта выпущена… Мы получаем очень много обращений насчет того, что люди потеряли деньги в результате обмана. Говорят, что их обманули, просят, чтобы банки вернули деньги…

— Что, по-вашему, более безопасно использовать: банковские карты или мобильные платежные сервисы?

— Нельзя однозначно сказать, что более безопасно. Если вы потеряли карту и вовремя не сообщили в банк, злоумышленник также может воспользоваться ей и снять наличные. Для того, чтобы провести операцию в интернете, достаточно номера карточки, срока действия и трехзначного CVV-кода, который написан на обратной стороне карты.

Мобильные приложения, можно сказать, даже более безопасны. Потому что предполагают верификацию пользователя. Пароль, отпечаток пальца. Современные телефоны позволяют даже распознавать лица. Если не подтвердить, что это именно собственник, телефон даже не откроется. Таким образом, меньше шансов, что злоумышленник получит доступ к внутренним приложениям.

То есть все зависит от пользователя. Ну, и от возможностей. Потому что любой гаджет стоит денег. Карту вам выдали бесплатно или за какую-то небольшую плату. А для того, чтоб использовать специальные мобильные приложения, нужно иметь мобильный телефон, который стоит значительные суммы. Но если человек может это себе позволить, понятно, что он как пользователь получает дополнительные сервисы.

— Почему Нацбанк заинтересован в развитии таких технологий?

— Содержание банковских отделений и офисов требует довольно много капитальных затрат. Приобрести помещение, наполнить его оборудованием, средствами защиты, охраной. Плюс работники банков. Это все затраты банков.

Конечно, без этого нельзя. Есть определенная категория клиентов, которые хотят исключительно общаться с банковским работником лицом к лицу. И какие бы банки не предлагали им другие каналы доступа, эти люди все равно захотят прийти в банк и поговорить с сотрудником.

Но большинство украинцев сегодня – продвинутые пользователи, особенно молодежь. А для банков дистанционное обслуживание клиентов обходится дешевле с точки зрения канала доставки услуг. При этом комиссия, которую банк может получить, уже заложена в стоимость предоставляемых услуг.

Дистанционное обслуживание также делает банковские услуги более доступными для клиентов. Например, вы находитесь в командировке или в отпуске, а вам надо заплатить за коммунальные услуги. В традиционном банкинге вам нужно приехать и бежать в банк. А имея сервисы по дистанционному обслуживанию, вы чувствуете себя комфортно. У вас не болит душа за то, что вы что-то там не заплатили. Потому что вы имеете возможность сделать это откуда угодно, имея деньги на счету и доступ к банковскому счету.

Поэтому банки, безусловно, заинтересованы в том, чтобы предоставлять услуги дистанционно. Имея соответствующие IT-решение и средства защиты, банк может обслужить большое число клиентов, не неся при этом больших расходов.

Что касается нашей заинтересованности, то развитие технологий и финтек-рынка способствует росту уровня финансовой инклюзии в Украине. Финансовая инклюзия является одной из семи стратегических целей НБУ в ближайшие годы.

Что такое «финансовая инклюзия» на простом языке? Многие называют это вовлеченностью в финансовую систему. Я бы охарактеризовал это в первую очередь как доступность финансовых услуг – и в физическом измерении, и в ценовом. Доступность, в свою очередь, влияет на вовлеченнность. А вовлеченность – на экономическую активность населения, предпринимательскую инициативу и, как результат, экономический рост страны.

— Вы сообщали о новых, очень длинных номерах банковских счетов, на которые будет переходить Украина. Как люди смогут узнать свой новый номер?

— Мы планируем в этом году ввести международный код идентификации клиента IBAN. Сейчас идет доработка необходимого программного обеспечения, и мы ожидаем, что во II квартале 2019 года банки начнут открывать для своих клиентов счета уже в другом формате. Это сократит время прохождения платежа, поднимет качество идентификации клиента и позволит избегать ошибок в реквизитах счетов.

Для тех, кто уже имеет банковский счет, его номер будет расширен дополнительной информацией. Тот счет, который сегодня есть, станет составляющей частью IBAN. Сегодня для совершения различных межбанковских трансакций человеку нужно знать номер банковского счета, МФО банка, другую информацию. А новый, международный код идентификации будет включать в себя все эти данные: и номер счета, и МФО, и код страны.

Клиентам, уже имеющим счет в банке, новый номер сообщат работники банка. В банк не нужно будет идти. Банк может использовать любой доступный канал для общения с клиентом, чтобы передать эту информацию. То есть человеку может прийти СМС, может сообщение по электронной почте, может быть использовано мобильное приложение и т.д.