Известные украинцы рассказали, что думают о скандале с Саакашвили

Известные украинцы рассказали, что думают о скандале с Саакашвили

Известные украинцы критически отнеслись к событиям вокруг Саакашвили

После того как силовики попытались задержать Михеила Саакашвили, а генпрокурор обвинил его в связях с беглым олигархом Сергеем Курченко, НВ выяснил у соотечественников, что они думают об этих скандальных событиях.

Татьяна Даниленко, телеведущая, журналист телеканала ZIK

У нынешней власти нет морального мандата на арест своих оппонентов. Тем более Михаил Саакашвили, к которому может быть разное отношение, прежде всего известный во всем мире политик, и это объективная реальность. Возможно, за него не выйдут миллионы или даже тысячи украинцев, но и несколько десятков его фанатов способны на не меньшие безумства, чем он сам.

Попытка задержания Саакашвили могла закончиться фатально не только для власти, но и для страны в целом. Представим, что могло бы произойти, если бы в толпе началась стрельба. Или кто‑то, как и угрожал, совершил бы самосожжение. Есть ли гарантии, что это не запустило бы процесс кровавого хаоса, в ходе которого государство полностью потеряло бы управляемость? Думаю, вряд ли.

Поэтому у меня нет моральных вопросов к Саакашвили — с ним все абсолютно понятно. Он — те спички, с которыми изначально нельзя было играть нынешней инфантильной и недальновидной власти.

Андрей Худо, глава набсовета Холдинга эмоций !FEST (креативные проекты и рестораны, в том числе львовская Криївка)

Происходит политическое шоу, причем с обеих сторон. Обе стороны перегибают палку. Если наша власть что‑то делает не то, то приходят выборы, и за них никто не проголосует. Если оппозиция набирает силу, то она придет к власти.

Я — за реформы, за изменения, но ведь есть какие‑то правила, которые мы должны соблюдать, иначе не будет правового порядка и страны вообще. Нужно друг друга слышать и не манипулировать. Народ не глуп, он все чувствует и понимает. Кто манипулирует и врет — тот в итоге окажется лузером.

Олег Тистол, художник

Саакашвили в этом случае мне крайне несимпатичен, как и все, что с ним происходит, как и все, что он делает. Но и действия силовиков, как и власти в целом, тоже выглядят несимпатично. Я думаю, для Саакашвили это конец украинской политической карьеры, а для Порошенко — напоминание, что у нас такие методы с авторитарными замашками не проходят.

Светлана Залищук, народный депутат от Блока Петра Порошенко

Во-первых, нужно, чтобы обнародованные Луценко пленки нашли свое доказательство [подлинности]: должны быть независимое расследование и независимые слушания в суде. У Саакашвили должно быть право защищаться и право доказать, подлинные они или нет.

Вообще интересно получается: если послушать записи, то очевидно, что именно сторона Курченко оказалась стороной, которая вела запись. Это значит, что Генпрокуратура договорилась с Курченко? Тогда возникает вопрос: что же они ему за это пообещали? Если это настоящие записи, конечно.

С другой стороны, это очень серьезные обвинения, и к этому нужно отнестись серьезно. Саакашвили должен дать ответ на все вопросы относительно членов своей команды, которые имели там какие‑то контакты или брали деньги. Потому что иначе это будет удар по демократическим силам и по вере людей в мирный протест.

Александр Смирнов, креативный директор агентства Tabasco

Власть в очередной раз отделилась от страны, продемонстрировав, что ее единственный мотив — быть при власти, а не “жить по‑новому”. Я не могу занять ни одну из сторон (обе отвратительны), но считаю недопустимым лишение гражданства по политическим мотивам, считаю омерзительным и преступным использовать ресурсы МВД, СБУ и прочих силовых структур в борьбе даже с такой оппозицией.

Сергей Фурса, специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital

Когда обе стороны ведут себя глупо, вряд ли стоит быть на чьей‑то стороне. Можно лишь констатировать, как герой известного фильма: “Сдается, господа, это была комедия”. И обидно, что на смех выставляют Украину на весь мир.

Владимир Тихий, кинорежиссер

Ситуация вокруг Саакашвили возникла закономерно. Она стала продолжением того, что происходило в стране последние несколько лет после Революции Достоинства.

Люди, которые возглавили страну, отказались от позиции граждан, которые выходили на Майдан. Политики начали хитрить, подружились с системой и попытались вернуть страну в состояние начала 2010‑х. Это вызвало агонию, от которой не помогли ни экономические, ни политические прививки Порошенко. И поэтому сейчас государственная система разваливается — болезненно, с кровью.

Тяжело и украинцам, и власти, а Саакашвили этим пользуется. При этом у него личные мотивы доминируют над интересами его окружения — это в первую очередь молодые украинские депутаты и грузины, которые приехали в Украину все же не только ради материальных благ. Все они оказались заложниками Саакашвили.

А силовые структуры не справляются со своими обязанностями. По сути, они остались такими же, какими были во времена Януковича.

Но в любом случае мы должны это пережить. По-другому случиться не могло. Главное, чтобы Порошенко не решил, что в Киев пора вводить подразделения Вооруженных сил. Это будет катастрофой.

Владимир Фесенко, политолог, директор Центра политических исследований Пента

Я критично отношусь и к деятельности Саакашвили, и к неуклюжим действиям правоохранительных органов. Так что я скорее в данном случае сохраняю нейтралитет.

Эльдар Нагорный, директор по развитию IT-аутсорс компании QArea, основатель Школы маркетинга SMS

Безусловно, основная функция социально активного сообщества в Украине — это постоянное давление на власть и мотивация ее к реформам. Логично, что у самой власти мотивация к переменам минимальна.

С другой стороны, то, что делают Саакашвили и его соратники, имеет все признаки шоу, постановки и полностью дискредитирует реформы и реформаторов.

То есть идет игра на то, чье лицо окажется более уродливым. Кто вызовет больше презрения и отвращения. Лично у меня Саакашвили здесь выигрывает с большим отрывом, однако оппоненты выглядят не менее противно.

Павел Гудимов, арт-менеджер, музыкант, основатель галереи Я Дизайн

Все происходящее напоминает мне политическое реалити-шоу для домохозяек. Началось шоу с пересечением границы и продолжилось попыткой задержать Саакашвили. Это можно показывать в телеэфирах и делать сенсационные новостные вещи, но я не знаю, кому это выгодно. Когда фанаты Саакашвили вытягивали его из микроавтобуса, то это больше было похоже не на криминальное действо, а на концерт.

Тарас Прохасько, писатель

Вокруг Саакашвили сложилась тревожная ситуация. Неправильно ведут себя обе стороны конфликта, и мне кажется, что это может быть реализацией заранее продуманного плана украинской власти, которая хочет перейти к более силовым методам контроля над ситуацией в стране.

Допускаю и личную неприязнь украинских властителей к Саакашвили. Тот в свою очередь пытается обострить ситуацию.

Претензии к власти действительно есть, и Саакашвили на этом играет. Он использует популистские, цирковые методы, опускаясь до уровня толпы. Я не говорю, что это безмозглая толпа, но когда массы собираются вместе, то ведут себя совершенно иначе, чем индивиды. Власть же делает очень нервные контрходы.

В своей охоте на Саакашвили она устроила настоящее кино — вот якобы есть бунтарь, который устал от сатрапов, а сатрапы хотят этого бунтаря усмирить. Самое лучшее, что могла бы сделать власть в этом случае, — это дать процессу развиваться согласно нормам демократии, чтобы все проходило без лишних нервов.

Всеволод Кожемяко, генеральный директор группы компаний Агротрейд

В сложившейся ситуации правы обе стороны — и власть, и Саакашвили. Напомню, что к потасовке на Трехсвятительской привела сложная цепь событий. Уже очень сложно разобраться, кто первый начал. Если Саакашвили нарушил закон — власть имеет право его задержать. Но, с другой стороны, это не лишает Саакашвили права критиковать власть.

Елена Деревянко, вице-президент Украинской PR-Лиги, доктор экономических наук

Я на стороне здравого смысла. Очевиден демонстративный, а не ориентированный на общественное благо сценарий действий у обоих лагерей. Безответственность власть имущих — худшее, что может быть в стране, и без того находящейся в сложной ситуации. Как сказал бы классик: “Чума на оба ваши дома”.

Читайте этот материал в свежем номере журнала Новое Время — №45 от 8 декабря 2017 года