Борис Гребенщиков

Лидер группы «Аквариум» Борис Гребенщиков остается верным себе — не печалится о прошлом, не гонится за богатством и бойкотирует российскую попсу.

1. Против травли Макаревича. «Некоторым людям впервые за два десятка лет закрывают концерты, на некоторых совсем по старорежимному нападает пресса — в общем, жизнь налаживается. Но я знаю, что рок-н-ролльщики — это люди, которые стремились жить нормально, по-человечески, не прогибаясь. Макаревича спасать надо, а то у него все ордена заберут. Неудобно».

2. Объявил джихад попсе. «Слово «гуру» мне не нравится — я настаиваю на определении себя как «аятоллы русского рока». Мы объявили джихад всей коммерческой музыке и образовали Фронт эмоционального освобождения, куда вошли «Ва Банкъ», Tequilajazzz и другие. Певцы класса и популярности Филиппа Киркорова могли бы внимательнее относиться к текстам своих песен. Если бы Евгений Онегин обращался к Татьяне: «Тазик мой», русская поэзия пошла было другому пути, и я не уверен, что по лучшему. Когда человек понимает, что его песню будут слушать сотни тысяч людей, должна быть определенная ответственность за ее слова. Любое пение — это молитва. Молитва со словами «Тазик мой» или «Шику дам» — не очень хорошая, она не действует».

3. Любит Петербург. «Я хорошо узнал этот город, когда поступил в университет. Вместо того чтобы ходить на лекции, гулял. С утра берешь пачку папирос, записные книжки и ходишь, читаешь, пишешь. И так шесть лет. Я влюбился в этот город. Возможно, поэтому мне так режет слух, когда говорят «Питер». Питер — это название, данное приезжими. Началось еще до революции: «Питер бока вытер». Когда сюда приехали люди из села, они так называли этот недружелюбный, промозглый, серый город. Для них не было Петербурга, они его не видели».

4. Не смотрит телевизор. «Я пытался, но мне это физически неприятно. Зачем тратить время? Я лучше посмотрю хороший фильм. Когда-то наш «сын неба» сказал, что надо «мочить в сортире». Вот телевидение и есть мочение в сортире. Без исключений, просто разные формы сортиров, разные способы».

5. Спокойно относится к деньгам. «Все попытки заработать на музыке не увенчались успехом. Деньги приходят сами. И иногда. Концерты — это то, на что мы живем. Возможности «Аквариума» зависят только от тех людей, которые появляются и говорят: «Я люблю вашу музыку, позвольте помочь выпустить новую запись». Мы играем корпоративы, но они всегда скатываются в удивительные такие аквариумские посиделки».

6. Противник дурных привычек. «Алкоголь и наркотики – это большая обманка. Человеку кажется, что он поет хорошо. Если вместе с ним кто-то тащится, то и им может показаться, что все замечательно, Обкуренные люди могут часами сидеть и играть три ноты. И они считают, что это астрал. Это не астрал, а три очень плохо сыгранные ноты. Пьяный человек ничего написать не может».

7. Никогда не обижается. «Недавно мне довелось читать интервью с Игорем Губерманом, и он упомянул мудрую пословицу, которая бытовала у него на зоне. В мягком варианте она переводится: «на обиженных воду возят». Говорят, нужно по капле выдавливать из себя раба. Раб всегда обижен. Получается: чтобы стать человеком и зажить по-человечески, надо по капле выдавливать из себя «обиженного».

8. Знаком с английскими привидениями. «Они жили в моей лондонской квартире. Я их не видел, зато прекрасно слышал и разговаривал с ними. Это были два человека, в прошлом воры, правда, они утверждали, что их повесили случайно. У нас случались конфликты. Они постоянно звали друг друга и каждую ночь открывали валокордин, который ставили на кухонный стол. Зачем привидениям валокордин? Не знаю. Однажды мы с ними договорились, что не будем трогать друг друга. Они остались в квартире, но больше не мешали. Потом оказалось, что дом стоит на месте знаменитого Тайбернского кладбища, там в 15-м веке была виселица. Ничего странного в этих привидениях нет. Умирает человек, часть его энергетики остается и принимает иногда несколько необычные формы».

9. Однажды играл под фонограмму. «В 1983 году нас упросили сыграть под фонограмму, что было неприятно и позорно, и, слава Богу, что эта запись так и не вылезла. Вот есть люди, которые любят женщин, и есть люди, которые любят резиновых женщин. Играть музыку — это любить женщин, а играть под фонограмму — это любить резиновых женщин. И в том и в другом есть свои плюсы, но я предпочитаю первое».

10. Никогда не сожалеет о прошлом. «Я никак не могу понять, зачем это делать? Зачем, когда такая веранда, такое солнце. Наше прошлое и будущее — это только наше сознание. А наше сознание — это именно то, о чем говорится в молитве «…избави нас от лукавого». Мне всегда лучше там, где я нахожусь в конкретный момент, пусть я даже буду сидеть в городе Брянске под дождем и пить водку».