Раиса Рязанова:«Не могла я быть с одним человеком, любя другого»

Если, как говорят, беда не приходит одна, то и радость, словно боясь не успеть, порой спешит выложить все свои подарки сразу. Рая Рязанова только что окончила ГИТИС, а за спиной уже главная роль в фильме «Гуля Королева», она стала женой и мамой. А тут новые съемки и новая главная роль — в фильме «День и вся жизнь». И маленький Данила, которого не с кем оставить дома, снимается с мамой в роли ее крохи сына. Даже делает первые шаги в кадре. Это его спускает с колен замечательная актриса Валентина Телегина и говорит, глядя на малыша, боящегося отпустить ее руку: «Шагай, солдат, шагай». А сердце Раи переполняет радость не только за сына — на нее сейчас внимательно смотрит режиссер фильма. Обоих захлестывает огромное чувство… И неважно, вместе они или нет, долгим или коротким будет путь, главное, что эта дорога одна на двоих…

 

«Я сидела дома в обнимку с баяном»

Раиса Ивановна, помните первую любовь?

Да… Родилась в Петропавловске-Камчахском, но корни мои в Рязанской области.  И училась я в музыкальном училище в Рязани. Там я влюбилась в актера драмтеатра. Он играл Ромео, а я глаза растопырила, смотрю на него, чувствую: помираю! А было мне 19 лет. Ходила на все спектакли, сидела в первом ряду и ревела белугой. Так и осталась несостоявшейся Джульеттой. Я была там недавно на съемках. Нам открыли драмтеатр. Вроде и зал тот, и сцена та, к тому же мы с антрепризой приезжали туда два раза. Сказать, что сильно екнуло, не могу. А когда села на тот самый стул в зале, опять стала девочкой, у которой вот-вот от восторга хлынут слезы. Мне же тогда сцена казалась такой большой, глубокой. Но позже вы и сами на нее вышли. Это была ваша самая большая мечта? Сначала после 8-го класса окончила музыкальное училище по классу баяна. И что дальше делать? На свадьбах играть? Я в деревне наигралась. Это мама настояла. Она работала в вагоне-ресторане посудомойкой и уезжала на пять дней, потом день передышки, и снова пять дней в дороге. И чтобы я была занята с утра до ночи (а у меня был возраст, когда хочется гулять, — 15,16, 17 лет), она меня просто привязала этим баяном к стулу, к дому. Каждый раз приезжала, садилась передо мной и говорила: «Ну, играй, что ты выучила за эти пять дней». Я же жила одна, за мной приглядывали соседи. Было так обидно, когда девчонки прибегали ко мне, сбрасывали пальто и шли на танцы, — мы жили рядом с клубом. А я сидела дома в обнимку со своим баяном (смеется). Мама не была против, что вы пошли в театральный?

Первый вопрос, когда она об этом узнала, был: «Раечка, а артисты сколько получают?» Так далека мама была от этого. Я не стала ей говорить, что она, уборщица, получает 60 рублей, а я, артистка, буду получать 69! Это если возьмут в театр. А меня не взяли в один театр, а дальше я показываться не пошла, потому что понимала: это унижение. Но меня быстро взяли в кино. Да и на втором курсе я вышла замуж за Юру Перова. Муж был рядом, а вдвоем легче. Как вы познакомились? Мы вместе учились. Пришел такой красивый, высокий… У меня и мыслей о замужестве не было. А он стал «подкатывать» и предложил замуж. А я говорю: «Если замуж, то я в Москве останусь?» — «Да». — «Ну вот видишь, как хорошо». (Смеется.) Конечно, мы оба шутили. Да я поначалу и не понимала, что я жена. Мы студенты, вместе ходили на занятия. Однажды так устали, да еще зима, что оба днем прилегли буквально на минутку. И вдруг оба в ужасе просыпаемся, а на улице темно. Мы решили, что проспали. Я хватаю ребенка, кладу в коляску, и мы мчимся в институт. Только замечаю, что на улице никто не спешит. И у троллейбусов очередей нет. Юра говорит: «Слушай, а какое сегодня число? Ты уверена, что сейчас утро?» Он спросил у какой-то парочки, возвращается и говорит: «Разворачивай коляску, это еще вечер сегодняшнего дня!»

 

«Я не терзаю себя прошлым»

Данилу приходилось брать в институт?

Конечно, оставить-то не с кем. Мы с ним хорошо жили: Юра был добрый, сестры его меня приняли. И хотя получилось, что брак был недолгим — мы прожили всего два года, — но осталось только тепло, что успели подарить друг другу. Тем более что родился сын. Мне очень жаль, что у Юры карьера не сложилась. Может, не уйди от него, все было бы по-другому: у нас были искренние чувства, и мы могли бы прожить долгую жизнь вместе. Но не могла я быть с ним, любя другого. Меня пригласили на главную роль в фильме «День и вся жизнь». Человеком, который вошел в мою жизнь, был режиссер этого фильма. Я не могла с собой ничего поделать и, даже когда судьба нас развела, замуж не вышла. Я благодарна судьбе, что это было. Чувство такой силы и такой радости, радости несказанной! Просто оттого, что он есть.

Вы оба были несвободны. Приходилось скрывать чувства, и это длилось ю лет…

У меня в душе осталось очень светлое воспоминание. Все то, что тогда рвалось наружу, радовалось, искрилось, теперь словно обступает со всех сторон, и внутри вдруг рождается что-то острое, невидимое, но рвущее душу. Этот человек сейчас не рядом, хотя мы и живем в одном городе. Но в моей жизни остался свет от него. Я давно не терзаю себя прошлым, но свет остался, как свет далекой звезды. Маленькие дети подходят и говорят: «Ой, вы так похожи на мою маму». А чем? Поступками, пластикой, прикосновениями, волосок со лба убрать определенным жестом… Это все через нутро, через сердце, и это все подарил мне он. Это и есть тот самый свет.

Не было ощущения, что судьба, сделав подарок, потом отняла его?

Не было. Всему приходит конец. И когда и он, и я поняли, что пик прошел, начался спад… То кому нужны такие отношения? Инициатором расставания стала я. Конечно, и переживала, и плакала. Тем более так оказалось, что особо и поделиться, и посоветоваться было не с кем. Какая роль для вас знаковая? Все считают, что Тося из фильма «Москва слезам не верит». Но я не знаю, что она дала мне в плане популярности. Как меня узнавали до этого, так узнают и после. Я не стала такой известной, как Вера Алентова или Ира Муравьева. У меня потом не было таких ролей. Пошли сериалы, и меня брали, брали, брали. И хорошо, это же моя работа. А теперь вот уже 10 лет, как играю в спектакле «Невеста для куклы». В 60 лет впервые выйти на сцену — это подвиг, дорогого стоит. Любовь зрителей так вдохновляет, что обо всех проблемах забываешь. Сын вырос, живет отдельно, внук тоже самостоятельный. Когда остаешься в тиши вечера, с кем бы вам хотелось поговорить по душам?

С Валентиной Телегиной. Сейчас каждое ее слово было бы для меня на вес золота. Может, именно она видела и знала тогда то, о чем я и не догадывалась, что комочком свернулось в глубине сердца. Увидеть, как она, улыбаясь, снова спускает с колен маленького Данилу, и услышать ее голос: «Шагай, солдат, шагай!» И даже не оборачиваясь чувствовать: этот строгий темноволосый мужчина здесь, рядом. Все еще только начинается…