Где государству брать профессиональные кадры, если им нечем платить?

Анним мартовским утром, еще до открытия офисов, в одном из кафе в центре Киева завтракала компания мужчин в деловых костюмах. На первый взгляд, ничего необычного. Но за овсянкой и кофе собрались конкуренты: топ-менеджеры юридических и аудиторских компаний. Редкий случай, когда они обсуждали общий проект привлечения профессионалов из бизнеса на госслужбу.

При других обстоятельствах эта встреча вряд ли бы состоялась. Но на фоне происходящих в стране событий кооперация бизнесменов для решения проблем государства выглядела логичным продолжением Майдана. Инициировал встречу Борис Даневич, партнер юридической компании Marchenko Danevych, в закрытой группе в Facebook, которая помогала активистам Майдана. «Ставка министра составляет 5250 гривен, а его заместителя — 4700 гривен. И при таких условиях наша нынешняя власть ожидает значительного притока экспертов из бизнеса?» — написал он 13 марта 2014 года.

Спустя три месяца был готов первый вариант законопроекта, который описывал механизм набора кадров и решал главную проблему госслужбы — низкий уровень зарплат. Работа над документом все еще продолжается: он прошел общественные и экспертные слушания и готовится к внесению в Верховную Раду. Что предложили эксперты http://lafemmod.ru/?

Чтобы привлечь Профессионалов, нужно поднять уровень заработной платы в госсекторе до рыночного, уверены авторы законопроекта. Зарплаты отличаются иногда в десятки раз. К примеру, оклад IТ-менеджера крупной компании может составлять 35 000 гривен, тогда как в госсгруктурах — не более 1500 гривен. «В силу такого дисбаланса перегок талантов просто невозможен», — поясняет Роман Бондарь, партнер Executive Search компании Talent Advisors.

Средний доход госслужащего на руководящих должностях в Украине — ставка с доплатами, премиями и различными надбавками — составляет 4000-5000 гривен. И, согласно действующему законодательству, зарплаты чиновников могут финансироваться только из госбюджета. «В результате на госслужбу приходят люди, не заинтересованные в профессиональных решениях и эффективности. Им не важно, сколько будут платить, они от госслужбы другие выгоды», — рассказывает Денис Бродский, экс-глава Национального агентства Украины по вопросам государственной службы.

Верховная Рада 16 сентября приняла закон о люстрации. По подсчетам премьер-министра Арсения Яценюка, под действие закона попадает около 1 млн чиновников и правоохранителей. На практике уволят 200 000-300 000, говорит Бондарь. Их места могли бы занять профессионалы из бизнеса, но высылать резюме в министерства и ведомства они не спешат. «Заместитель председателя одного из государственных банков искал директора департамента. Но кого он мог пригласить на зарплату в 4000 гривен?» — приводит пример Бондарь.

Одним из первых механизмов, который предложили Даневичу коллеги-юристы в ответ на его пост, было временное предоставление персонала — secondment (от англ. командировка, стажировка). В этом случае человек переходит работать на госслужбу, но формально остается сотрудником своей компании, получает там зарплату и оплачиваемый отпуск. Расходы компании компенсирует правительство.

Такой способ набора профессионалов в органы власти распространен в Великобритании, Канаде, Новой Зеландии и Австралии.

Возможность использования secondment в Украине Даневич воспринял скептически — государство не сможет компенсировать бизнесу зарплату. Но отбрасывать не стал. Через неделю он узнал, что эту же идею активно обсуждает в деловых кругах Энди Кузич, директор по развитию бизнеса аудиторской компании «PwC Украина». И еще несколько групп из аудиторов, юристов и консультантов. После недолгих переговоров все они решили объединиться. Сейчас над законопроектом, кроме Даневича и Кузича, работают Андрей Пронченко, директор отдела налоговых и юридических услуг «PwC Украина», Александр Марков, юрист «PwC Украина», Дарья Богатчук, юрист «Василь Кисиль и Партнеры», .Андрей Булах, управляющий партнер «Делойт», Дмитрий Павленко, директор направления налоговых и юридических услуг «Делойт», Роман Бондарь и Денис Бродский.

В процессе обсуждений и споров группа пришла к пониманию, что secondment в Украине работать не сможет. «Как бы прозрачно не были построены отношения, общественность будет воспринимать такой формат негативно, подозревая компании в преследовании собственных интересов», — говорит Даневич. В итоге придумали альтернативу — создать независимый фонд, который сможет выполнять две основные функции: осуществлять профессиональный отбор кандидатов на госслужбу и обеспечивать достойную оплату их труда.

Как должен работать фонд? К примеру, Министерству экономики необходим директор департамента. Запрос отправляется в фонд, который объявляет открытый конкурс, публикует вакансию на своем сайте, описывая требования к кандидату и его обязанности. Фонд проводит первичный отбор кандидатов, в том числе проверяет, нет ли конфликта интересов, достаточен ли опыт работы в необходимой сфере. Министерству фонд подает шорт-лист лучших соискателей. Если Минэкономики в итоге нанимает одного из них, то с кандидатом заключают трехсторонний договор на срок от шести месяцев до двух лет. Все это время фонд компенсирует новому чиновнику разницу в заработной плате, опираясь на среднерыночные показатели. Поскольку конкурс публичный, кандидаты на должность имеют право подавать заявления и напрямую в министерство, которое может нанять их на работу без участия фонда. Но тогда они не получат доплаты.

«Наш проект не сможет и не должен заменить всех госслужащих, это невозможно, — объясняет Пронченко из «PwC Украина». — Но он должен позволить набрать критическую массу профессионалов, которые могли бы начать процессы реформирования». По оценкам рабочей, профессионалы, заняв хотя бы 10% ключевых постов в госаппарате, вполне могли бы справиться с этой задачей. В Украине около 50 ключевых исполнительных органов власти: министерств, агентств, комиссий и служб. Если в каждый из них нанять по 100 профессионалов из бизнеса — 5000 специалистов среднего уровня с рыночной зарплатой в 15 000 гривен, то фонду потребуется 1,3 млрд гривен в год для выплаты компенсаций.

Наполняться фонд может исключительно за счет благотворительных взносов от частных лиц и коммерческих структур. Надеются и на крупный украинский бизнес. 11о информации Forbes, переговоры велись с Group DK EastOne, «Галнафтогазом», Comfy и RedHead Family Corporation. Некоторые из них, по словам авторов проекта, формально подтвердили готовность поддержать фонд. «Идея создания такого фонда весьма интересна», — отмечает Владислав Бурда, президент RedHead Family Corporation, уточняя, что его участие будет зависеть от того, как в конечном итоге будет работать фонд. Авторы закона также рассчитывают на помощь международных организаций. Кто должен возглавить фонд? Есть идея, что это будет уважаемый бизнесмен или специалист из НКО, желательно с опытом работы в международных фондах.

Предложения активистов нашли поддержку в Администрации Президента. Там тоже нуждаются во вливании профессиональных кадров. Особенно на уровне руководителей департаментов и специалистов. Замглавы Al 1 по вопросам проведения административных, социальных и экономических реформ Дмитрий Шимкив подключил к работе над законопроектом и своих юристов. «Я действительно хотел бы, чтобы этот закон был принят, — говорит Шимкив. — Кадровый голод, который испытывает государство, необходимо утолить, привлекая профессионалов из бизнеса». Он сам еще полгода назад возглавлял «Microsoft Украина».

Тонким местом может стать то, что компенсации предусматриваются только для тех чиновников, которые придут по открытому конкурсу через фонд. Авторы законопроекта настаивают: они придумали лишь временный инструмент, позволяющий быстро набрать на работу реформаторов, способных запустить перемены в системе. «Вовлечение международных консалтинговых компаний в реформы доступно, как правило, только богатым государствам. Мы понимаем, что у Украины сегодня нет этих ресурсов, но хотим жить и работать в благополучной стране, поэтому наш законопроект был подготовлен абсолютно бесплатно», — подчеркивает Павленко из «Делойта». Авторы надеются, что законопроект будет принят новой Верховной Радой не позднее января 2015 года.

Благодаря проекту, верят активисты, эффективность чиновников возрастет, а их количество уменьшится. Даже за счет этого могут увеличиться их зарплаты. Тогда потребность в фонде отпадет, а профессионалов государство сможет привлекать с помощью secondment. Или придется придумывать что-то новое.