Союз сокрушимый — Венгрия, Польша, Чехия и Словакия

Венгрия, Польша, Чехия и Словакия могут всерьез рассориться из-за ситуации в Украине

Восточная и Центральная Европа взбудоражена. Местные политики стараются не замечать российско-украинский конфликт, оттягивая момент, когда им придется делать неприятный выбор. Тем не менее полярность взглядов ставит на кон союз Венгрии, Польши, Словакии и Чехии.

Так называемая Вышеградская четверка возникла после распада Варшавского блока и демократических революций 1989 года, объединив государства, решившие совместно выстраивать свои отношения с Западом, а затем одной командой добиваться вступления в НАТО и ЕС. Наконец, четверка постсоциалистических стран отстаивала свои права и внутри Евросоюза. Пока не «случилась» Украина.

Страны четверки, разумеется, ссорились и раньше. Особенно словаки с венграми. Первые не могут забыть жизни «под мадьярами», которая в 1918 году привела к тому, что в словацких школах некому было преподавать национальный язык. Вторые никак не забудут, что когда-то Братислава была временной столицей Венгерского королевства. Отношения Чехии и Словакии, как двух самых близких стран, пожалуй, наиболее теплые. Хотя многие чехи и спустя 20 лет после распада Чехословакии помнят, что ответ на вопрос: «Что общего у чехов с венграми?» звучит предельно коротко: «Словаки».

В свою очередь Чехия и Польша постоянно боролись за условное первенство в четверке. Спорную Тешинскую область, к счастью, вспоминают разве что знатоки истории с польской стороны границы, зато конкуренция на общеевропейском рынке у них вполне серьезная. Например, вице-премьер правительства Чехии и лидер партии ANO (Да) Андрей Бабиш, владеющий крупнейшими чешскими мясоперерабатывающими предприятиями, никогда не упускает случая указать на «несъедобность» польской мясной продукции. Тем не менее страны умудрялись в значительной мере координировать внешнюю политику. Но вот начался кризис в Украине, и мнения разделились. Первыми со своей позицией определились поляки. Их с украинцами связывают особые отношения. Не всегда общая история двух народов была позитивной, помнят поляки и Волынскую резню, и выселение украиноговорящих после войны из Польши. Но также и концепцию знаменитого польского эмигранта-интеллектуала Ежи Гедройца, который доказывал полякам, что им следует не тосковать по своим бывшим землям в «кресах», а поддерживать новые национальные независимые государства. Именно Варшава активно тянула Украину в ассоциацию с ЕС, именно польские политики давали в этой связи наименее реалистичные обещания. А с первых дней Майдана Варшава постаралась взять на себя роль адвоката Украины в Евросоюзе и позволяла себе спорить с Германией.

У Венгрии — традиционного союзника Польши в Вышеградской четверке (ведь им раньше нечего было делить) — позиция по Украине оказалась прямо противоположной. Сработал комплекс Великой Венгрии, карта которой красовалась у нынешнего венгерского премьера Виктора Орбана на заднем стекле автомобиля, когда он еще был рядовым депутатом. Официальный Будапешт заговорил об особых правах закарпатских венгров и русинов, считая их своими бывшими согражданами со времен Австро-Венгрии. Впрочем, дальше слов дело не пошло. Тем не менее ЕС и коллеги по Вышеградской четверке осудили радикальные заявления венгерских политиков.

Не слишком дружественная Венгрии Словакия выказывает свое отношение к Украине тише всех. Она и против санкций, и газ по реверсу поставляет. В общем, старается не высовываться.

Чешские лидеры куда активнее. Они фактически перестали координировать свою внешнюю политику не только с поляками или другими соседями по Вышеградской четверке, но и между собой. Да и как можно скоординировать две противоречащие друг другу линии, одну из которых упорно проводит президент Милош Земан, а другую — МИД Чехии во главе с министром Любомиром Заоралеком. Разве только понять, что их противоречия иллюзорны. Правительство на словах поддерживает Украину, но выступает против размещения на территории страны войск НАТО или поставок украинцам вооружений. А президент называет происходящее в Донбассе гражданской войной, требуя от министров помочь украинским чехам, которые просились на историческую родину. Такая позиция, разумеется, также не нравится полякам, что дружбы между Варшавой и Прагой не добавляет.

Украина — это тот вызов, на который Вышеградская четверка ответить пока не готова. И не исключено, что, не найдя солидарного ответа, она просто прекратит в итоге свое существование.