Осталась только ненависть

Десять лет семейной жизни — это много? Я надеялся, что мы с Ритой проживем в счастливом  браке еще как минимум лет сто. И родим второго ребенка. А то Мишка уже не раз спрашивал, когда ему «купят» братика или сестричку. Так сколько можно откладывать? Но оказалось, моим мечтам не суждено было сбыться. Однажды по воле случая (а скорее, по воле шефа), проезжая на машине мимо нашего дома в середине рабочего дня, я решил подняться на минутку в квартиру — взять зарядку для мобильного. И… застукал жену в постели с каким-то мужиком. Мир рухнул. Я не понимал, как дальше жить, да и нужно ли вообще жить. «Шлюха! Ненавижу!» — плакал, закрывшись в кухне у приятеля, милостиво пустившего меня к себе на время. Никакие «мужчины не плачут» и «Cepera, возьми себя в руки» не помогали. Хотелось повеситься, спрыгнуть с девятого этажа, перерезать себе вены или взять где-то пистолет и перестрелять всех: его, ее и себя. — Я тебе этого никогда не прощу! — сказал Маргарите, когда недели через три пришел, чтобы забрать свои вещи — раньше был не в состоянии: пил беспробудно, пытаясь заглушить боль, выворачивающую всю душу наизнанку.

— Димочка, прости-и-и! Я люблю только тебя! — рыдала Рита.

— Да, я видел, — усмехнулся с горечью.

— Это ничего не значит! Умоляю! Прости меня! — она театрально заламывала руки.

«Хорошо, что Мишка у бабушки и не видит этой безобразной сцены», — подумал.

— Уйди с дороги, — поморщился. Мне было противно до нее дотрагиваться. И когда она в порыве отчаяния, в страданиях, слезах и соплях распласталась на голом полу у порога, пытаясь помешать мне уйти, я просто переступил через эту женщину, которая еще совсем недавно была для меня дороже всех на свете.

Я начал новую жизнь. Снял квартиру. Развелся. Но сына не бросил. Приезжал к нему практически каждые выходные. Заходить в дом отказывался, шел с Мишкой гулять на детскую площадку. Как-то Рита позвонила и прощебетала:

— Дима, помоги, у нас сломался телевизор.

— Вызови мастера, — сухо посоветовал.

— Он придет только через три дня. Может, там какая-то мелкая поломка, и ты починишь? Хоть посмотри.

— Сейчас буду, — согласился.

Я часа три убил на ковыряние во внутренностях телевизора. Мишка крутился тут же, подавая инструменты. Маргарита периодически заглядывала в комнату и повторяла: «Он так за тобой скучает!» «Я тоже очень за ним скучаю», — вздыхал мысленно, глядя на сына.

— Поужинай с нами, — предложила бывшая жена, когда я закончил с телевизором.

— Нет, мне нужно идти.

— Па-а-ап, пожалуйста! — заныл Мишка.

Не смог отказать ребенку.

«Как раньше, — подумал, когда мы втроем сидели за столом. —

Нет. Как раньше уже не будет», — поправил сам себя. Неожиданно во время ужина я сообразил, что Рита ведет себя… странно. Она все время намеренно ко мне прикасается. Направляясь к плите, якобы мимоходом задевает мое плечо. Вслух заметив, что я давно не стригся, словно бы невзначай проводит ладонью по моим волосам…

— Да, давно пора сходить в парикмахерскую, — сказал, делая вид, что абсолютно ничего не замечаю. — А мне так больше нравится, — пропела Рита с улыбкой. — Только бриться не забывай, а то щетина колется, когда целуешься, — кокетливо засмеялась и вдруг (я и глазом моргнуть не успел) приподнялась, приблизила свое лицо и потерлась щекой о щеку. — Нет, пока не колется, — констатировала игриво.

Я вскочил как ужаленный.

— Мне пора, — пролепетал. Маргарита вышла вместе со мной в прихожую. Подошла близко-близко. Заглянула в глаза, прижалась всем телом.

— Может, останешься? — выдохнула.

— Нет, — произнес твердо. — Рита, даже не старайся. У нас ничего не получится.

— Димочка, давай попробуем, — с придыханием протянула она. — Начнем все сначала.

— Нет. Извини. Я не хотел вновь испытать ту  нестерпимую  боль, которую принесло предательство бывшей жены.

Марго не оставила попытки затащить меня в постель. Но я держался. А потом встретил Зоеньку — милую, нежную  и  ласковую. Один раз она уже   побывала   замужем. И обожглась. Как и я. Развелась, когда застукала супруга с любовницей. Мы понимали друг друга с полуслова. Я открыл Зое душу. Спустя время переехал жить к любимой. Но мы недолго наслаждались счастьем. Не знаю, какой «доброжелатель» сообщил Маргарите, что у меня появилась женщина.

— Ты сволочь! — орала в трубку бывшая жена. — Негодяй! Бабник! Как ты мог?!

— Рита, мы в разводе, — напомнил.

— Ну и что? У нас есть ребенок!

— Успокойся, сына я не брошу.

— Ты уже его бросил!

— Я бросил тебя. Помнишь, из-за чего?

Зоя стояла рядом и напряженно слушала мой разговор с Ритой. Я ободряюще подмигнул: мол, не переживай, все в порядке. Но Марго не собиралась оставлять нас в покое. Она сменила тактику. Спустя пару часов снова перезвонила.

— Димка, прости, что орала как идиотка.

— Ничего, — расчувствовался я, не подозревая о надвигающейся опасности.

— Милый, я люблю тебя…

Я поперхнулся. Поймав удивленный взгляд Зои, поспешно вышел из комнаты.

— Рита, прекрати это никому не нужное представление, — зашептал в трубку.

— Я правда тебя люблю. И не могу без тебя жить. Мы не можем. Возвращайся…

— Нет, я не вернусь. Пойми.

— Вернешься, — сказала она. — Иначе я не дам тебе видеться с ребенком.

— Ты этого не сделаешь!

— Посмотрим, — произнесла Марго многозначительно. — Ты меня плохо знаешь. Очевидно, поразмыслив, она изменила мнение. Потому что с ребенком видеться не мешала, но на улицу Мишку со мной не выпускала под любым предлогом (чаще надуманным): то он чихнул, то кашлянул, то слишком холодно, то дождь вот-вот пойдет. Я был вынужден играть с сыном в квартире. Рита не оставляла нас ни на минуту. Принимала активное участие в строительстве замка из кубиков или собирании конструктора. При этом вела себя как любящая жена — при каждой возможности якобы невзначай обнимала меня или бросала недвусмысленные взгляды. Я все терпел исключительно ради ребенка. Дальше события развивались еще круче. Маргарита могла позвонить среди ночи и сказать:

-. У Миши температура не сбивается, срочно приезжай.

— «Скорую» вызвала? — спрашивал я бывшую, быстро одеваясь.

— Ты куда? Что случилось? — тут же просыпалась Зоенька.

— Спи, любимая, спи. Мишка заболел, температура высокая.

И я на всех парах летел на другой конец города. А когда приезжал, оказывалось, что все более-менее в порядке. Ребенок мирно посапывал в своей кроватке.

— Я дала ему жаропонижающее, и он быстро уснул, — оправдывалась Марго.

— Рита, зачем ты это делаешь?! — бушевал я.

— Потому что ты нам нужен!

Но наступил момент, когда Рита наконец осознала: на меня не действуют ее уловки. И она придумала новый хитроумный план. Не знаю, каким образом ей удалось выследить, где мы с Зоей живем. Она явилась и устроила такой скандал с истерическими криками и проклятиями, что слышал весь дом. Зоенька потом полдня рыдала.

Спустя несколько недель почтальон принесла бандероль. Там была фотография маленького Мишки и подпись «Я жду папу». Естественно, Зоя — в слезы: «Никогда себе не прощу, что забираю у ребенка отца!»

— Прекрати! Я ушел оттуда еще до того, как познакомился с тобой. Все это Рита делает специально, с одной-единственной целью: поссорить нас. Слова не помогали. Зоя страдала. Содержимое второй посылки ее добило. Там лежал наш с Ритой свадебный снимок с надписью «Помнишь, как нам было хорошо вместе?»

— Дима, я так не могу! — простонала Зоя.

Разъяренный, я помчался выяснять отношения с бывшей женой. Сколько можно терпеть ее идиотские выходки!

— Рита, оставь нас в покое! — закричал я.

— Ни за что! Наш развод был ошибкой — огромной, страшной ошибкой. Я все так же продолжаю тебя любить. А ты — меня. Я ни капли в этом не сомневаюсь. Только ты почему-то боишься это признать…-твердила Маргарита.

— Послушай, мы никогда не будем вместе. Никогда! Скажу больше: никаких МЫ давно уже не существует!

Разговаривать с Ритой было бесполезно. Она вешалась мне на шею и ничего не слышала. На этом неприятности не закончились. Через некоторое время Марго заявилась к Зоеньке на работу и опозорила ее на весь офис. Визжала, обзывала грязными словами, в конце вцепилась ей в волосы. Когда я пришел домой, зареванная Зоя, всхлипывая, складывала в дорожную сумку мои вещи.

— Не делай этого, — умолял я любимую.

Но она отрицательно качала головой.

— Не могу так жить! Как я завтра появлюсь на работе? Как людям в глаза посмотрю? Они же не знают, где правда, а где ложь.

— Так объясни им, расскажи…

— Бесполезно. Все равно за моей спиной уже вовсю шушукаются, косточки перемывают. К тому же неизвестно, какой фортель твоя бывшая выкинет в следующий раз. Я боюсь ее. Нормальный человек так себя не ведет.

— Зоя, прошу тебя… — я стал на колени.

В тот раз мне удалось уговорить Зою дать нам еще один шанс. Пообещал, что снова очень и очень серьезно поговорю с Маргаритой.

— Она перестанет отравлять нам жизнь, — клялся, сам не до конца в это веря.

Разговор с Марго состояться не успел. Потому что в ту же ночь кто-то бросил булыжник в окно нашей спальни. К счастью, ни я, ни Зоя не пострадали. Но не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, кто мог это сделать. И когда на следующее утро любимая вновь принялась складывать мои вещи в сумку, я даже не возражал. Потому что знал: Маргариту ничто не остановит. Я вернулся в съемную квартиру. Живу один. Что будет дальше, не знаю…