Не спеши терять друзей

Ольчик, ты?! Потрясающе выглядишь заверещала увидев давнюю приятельницу. Подружками мы никогда не были, но редкие моменты  общения были в удовольствие обеим. Вот могли несколько лет не видеться, а потом созвониться или случайно встретиться — и все, пару часов проходило в разговорах! Мы были с ней абсолютно разными. Даже в школе (учились в параллельных классах) никогда не пересекались. Олька была отличницей, тянула на золотую медаль и была о себе высокого мнения.

Я же и по внешнему виду, и по внутренним ощущениям, и по поведению — стопроцентная пацанка. Дралась, если что не так, покуривала за гаражами (стыдно, но было), могла и крепкое словцо в речевом потоке вставить. Смотрела, кстати, на таких, как Колычева (фамилия Оли), свысока. Хотя нет, скорее она смотрела на таких, как я, свысока, а я просто смеялась над заучками. И что? Школа закончилась, в институт меня еле впихнули, на первом курсе я отчаянно влюбилась в лидера группы и звезду всех студенческих вечеринок Славика и пропала… То есть кардинально изменилась. С головы до пят. И даже в голове все изменилось. Драные джинсы, косухи, армейские боты — в топку. Десять сережек из левого уха и еще по одной из носа и брови — долой. Рваные клочья волос и цветные пряди — вон. Теперь только воздушно-зефирные платья, «гвоздики» с капелькой бриллианта в ушках, симметричное каре на голове и легкий шлейф цветочных духов. И Славка влюбился! По уши! Думаете, я была счастлива и мечтала об общих детях? Вовсе нет. Я потеряла к нему интерес, зато у меня появился интерес к себе и тому, какое впечатление произвожу на противоположный пол. В пик активности развития моей женственности и познакомилась со своим мужем Вадимом. Теперь, уже бывшим, о чем нисколько не жалела. А Оля, которую я редко, но встречала, осталась такой же. Только теперь вместо золотой медали она стремилась сделать блестящую карьеру и прилично зарабатывать. Я же работала косметологом и прекрасно себя чувствовала. Клиентов много, деньги не переводились, квартира была, мужчины присутствовали. Вот только… Что-то в последнее время по мужу стала скучать. К стыду своему признавалась себе, что была неправа, и мы могли бы жить и жить, и быть счастливыми. Олю я встретила в торговом центре. Слонялась там как раз в очередном приступе депрессии и отчаяния, а тут такая встреча!

— Привет,  Верунь! Ты тоже все хорошеешь, — сказала она, но я знала, что Олька деликатная, правдой никогда не обидит.»

— Ладно, не тужься с комплиментами. Все я про себя знаю. Страшная стала, как черт — похудела, круги под глазами, краситься не желаю и в зеркале себя боюсь.

— Нет, ну не так, конечно, все трагично… — заюлила она. — Но только… А! Блеска в глазах нет! — обрадованно выкрикнула Оля, довольная, что нашлась с ответом.

— Да как-то… Слушай, хорош обо мне, закроем тему. У меня все гуд. Вери, вери гуд. Лучше о тебе. Вот у кого блеска в глазах аж занадто, так это у тебя. Колись, в чем причина сказочного преображения?

— Ой, Верочка, никогда не догадаешься, — она покраснела.

— Зная тебя, могу предположить, что ты… Хм… Сорвала куш?

— Не попала! — засмеялась подруга, и я поразилась, что даже смех ее изменился, стал каким-то игривым и легким. — К этому я и так привыкла. Кстати, открываю здесь еще один бутик, заходи, дам скидку, как ТР-клиенту. А случилось вот что — я выхожу замуж! — Да ладно… хрипло прошептала я, и глаза мои едва не вывалились от удивления.

— Да! Наконец нашла свое счастье. Уже и не ждала такого.

— Я знаю его? Хотя нет, конечно. Он, скорее всего, из твоего окружения — крупный делец или ушлый бизнесмен. Угадала?

— Ни капельки! Абсолютно! Во-первых, ты его знаешь. А во-вторых… Ну, когда увидишь, то сама поймешь, что «во-вторых» к нему совсем не относится.

— Заинтриговала… Сим-сим, откройся, прошу тебя! Ведь умру от разрыва любопытства!

— Нет и нет! Но ты сможешь его увидеть. Как раз я собиралась тебе звонить, но мы и так встретились. В общем, записывай — ресторан «Катерок», суббота, то есть завтра, на семь вечера. Вечеринка! Сначала знакомство с женихом у входа, а потом гуляние до утра в тесной компании.

Верунь, приходи! Я с радостью согласилась. Новость меня ошарашила, а то, что я знаю жениха, и вовсе чуть с ума не свело! Кто же покорил неприступную карьеристку и пробудил в ней женщину? На следующий день меня потряхивало от волнения. Собиралась, будто на свой девичник! И, конечно, завидовала, врать не буду. Решив немного успокоиться, я сделала себе кофе и подошла к окну выпить чашечку ароматного напитка и полюбоваться солнечной погодой за окном. Но после первого же глотка подавилась и едва смогла прокашляться. Сквозь слезы я, еще покашливая, тыкала пальцем в окно и хрипела:

— Как?! Олька?! С моим Вадимом?! Стерва такая! Лахудра! Дыхание удалось восстановить и привести мысли в порядок. Чуть жизни не лишилась из-за этих мерзавцев! Шли по улице, мило улыбались друг другу, едва не целовались! Предатели! Да, бывший муж, и что?! Мой же бывший!

На девичник я неслась с одним желанием — вцепиться в лицо коварной соблазнительнице и не забыть надавать пощечин Вадиму. Будут знать, как за моей спиной свою личную жизнь устраивать! Но меня ждало разочарование… На входе в ресторан стояла нарядная и счастливая Оля под ручку… Нет, не с моим Вадимом, а с одноклассником Антоном! Вот чудеса! Он не из богачей, так, мелкий предприниматель. К тому же его жена погибла пару лет назад в ДТП, оставив ему двоих детей. Неужели он жених?

— Олечка, поздравляю! Антоша, привет. Удивили так удивили, ребята, — улыбнулась я им.

В зале было много людей, но я сразу же увидела… Вадима. Значит, и его пригласили. — Вер-вер, приветствую, — от прозвища, которым называл меня только Вадим, веяло чем-то родным и дорогим.

— Вечер добрый, а ты как тут?

— А я, как бы это сказать, являюсь свахой, — он засмеялся. — Довелось мне как-то посоветовать Оле фирму Антохи. Он делает чудесные витражи и вообще стеклом и зеркалами занимается. Золотые руки у парня! А они влюбились… В школе, кстати, даже не замечали друг друга. Вот как бывает.

— А я думала, что ты и Оля… — пришлось рассказать, что я их видела вместе тогда на улице.

— Взревновала, что ль? — пошутил он, но смотрел цепко.

— Да, — не стала я скрывать и прямо взглянула ему в глаза…